WeTravel.tv 107

Храм Восьми Бессмертных (Ba Xian An) — это единственный даосский храм в Сиане. Он находится у восточных ворот Городской стены, разделяющей старую и новую части города. Храм был построен на месте древнего святилища, посвященного Богу Грома. Сегодня он назван в честь восьми даосов, которые согласно китайской мифологии периодически появлялись здесь в эпоху правления династии Сун. По преданию эти даосы обладали силой, дающей жизнь и способность побеждать зло. Как гласит легенда, бессмертные жили на острове в Бохайском заливе, поэтому их часто изображают переплывающими море на лодке.

Выше представлен только «трейлер» (то есть ознакомительный фрагмент) большого, насыщенного до предела уникальными данными фильма. Чтобы посмотреть его целиком, в максимально возможном качестве и в удобное время – Вам придется зарегистрироваться, чтобы увидеть все

МАТЕРИАЛЫ ТОЛЬКО ДЛЯ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Авторизуйтесь, чтобы получить доступ к «секретным материалам».
Так же, не забудьте подписаться, чтобы получить возможность доступа к самым новым материалам, которые не видят даже авторизованные пользователи :-) ...

Изображения бессмертных вы можете увидеть в главной зале храма. За главным залом находится другой, посвященный богине двенадцати звезд – Доуму. За храмом слева расположен зал мастера Цю. Это историческое место. Здесь скрывалась императрица Цыси и император Гуансу во время Боксерского восстания 1900 г.

Главной ценностью Храма Восьми Бессмертных являются черные пластины, на которых высечены основные постулаты и символы даосизма. Так вы можете видеть здесь схему из «Канона желтого императора о внушении», принципы даосской духовной практики, посвящение пяти священным горам даосизма. Здесь начертаны древние руководства по правильному дыханию и увеличению жизненной энергии «ци», необходимых для достижения бессмертия.

Храм Восьми Бессмертных практически всегда полон посетителей. Это не только туристы, но и коренные сианьцы, которые приходят сюда, чтобы помолиться одному из сотен даосских святых, каждый из которых является покровителем в определенной сфере человеческой жизни. Храм открыт ежедневно с 8 утра и до 5 вечера, а вход в него стоит 3 юаня. В первый и пятнадцатый день каждого месяца здесь проводятся религиозные праздники.

Источник

City

Все бредни традиционных историков разбиваются тут в пух и прах при внимательном ознакомлении с территорией и сопутствующей текстовой навеской. Об этом можно также подробнее узнать в большом 25-серийном фильме «Большой Обман китайских пирамид» — жмите вот на эту ссылку!

Ну и для тех, кому будет лень самому шерстить интернет, представляем подборку материалов из «традиционных» источников.

Восемь Бессмертных (кит. 八仙, Bā xiān) — восемь святых даосского пантеона. Восемь бессмертных часто изображаются на картинах как в храмах, так и в общественных местах, ресторанах и трактирах, пересекающими море на лодке.

Люй Дунбинь (кит. 呂洞賓): Знаменитый даосский патриарх, изображается с магическим мечом, является также покровителем литературы и парикмахеров.

Ли Тегуай (кит. 李鐵拐): Врач и учёный, изображается с волшебной тыквой-горлянкой и железной клюкой; защитник больных, покровитель магов и астрологов.

Чжунли Цюань (кит. 鐘離權): Покровитель солдат. Изображается с опахалом и является обладателем эликсира бессмертия.

Хань Сян-цзы (кит. 韓湘子): Известен как племянник учёного Хань Юя времён династии Тан. Играет на флейте. Покровитель музыкантов.

Цао Гоцзю (кит. 曹國舅): Известен как представитель правящего клана времён династии Сун. Изображается с кастаньетами и с нефритовой дощечкой, дающей право входить в императорский двор. Покровитель актёров и мимов.

Чжан Голао (кит. 張果老): Является волшебником, его рисуют с бамбуковым барабаном и мулом. Покровитель стариков.

Лань Цайхэ (кит. 藍采和): Изображается как женщина или как мужчина с корзиной цветов. Покровитель(ница) торговцев цветами и садовников.

Хэ Сяньгу (кит. 何仙姑): Женщина с лотосовым цветком или корзиной цветов и с флейтой из персикового дерева. Покровительница домохозяек.

Восемь Бессмертных становились объектами множества художественных произведений: картин, скульптур, пьес и новелл. В том числе:
«Особняк Юэян» (《岳陽樓》 yuè yáng lòu) Ма Чжиюаня (馬致遠 mǎ zhì yuǎn)

Источник

City

Восемь Бессмертных (八仙, Ba xian) — восемь святых даосского пантеона. Каждый из Восьми Бессмертных представляет различные состояния и положения в жизни, благодаря чему, Восемь бессмертных являются покровителями почти всех видов деятельности человека.

Люй Дун-бинь Lu Dongbin

Легендарный образ Люй Дун-биня сложился уже к середине 11 в., его первое подробное описание содержится в «Заметках из кабинета Неразумного» Чжэн Цзин-би (кон. 11 в.). В Юэчжоу (современная провинция Хунань) был построен храм в его честь; он был официально канонизирован в 1111г.

Согласно преданиям, Люй Янь (его второе имя Дун-бинь, т. е. «гость из пещеры») родился 14-го числа 4-й луны 798 года. В момент зачатия с неба к постели матери спустился на миг белый журавль. От рождения Люй имел шею журавля, спину обезьяны, туловище тигра, лик дракона, глаза феникса, густые брови, под левой бровью — черная родинка. Люй мог запоминать в день по 10 тысяч иероглифов. Когда он служил в управе в области Техуа (современная провинция Цзянси), то в горах Лушань встретил Чжунли Цюаня, который научил его магии, фехтованию и искусству делаться невидимым. Учитель назвал его Чуньян-цзы — «сын чистой силы — ян (светлого начала)». По другой версии, пятидесятилетний Люй был вынужден с семьёй бежать в горы Лушань, где Чжунли Цюань обратил его в даосизм. Люй, обещавший учителю помогать людям в постижении дао («пути»), под видом торговца маслом пришёл в Юэян и решил помогать тем, кто не будет требовать вешать с походом. Таковой оказалась одна старуха. Люй бросил в колодец у её дома несколько рисинок, и вода в нём превратилась в вино, продавая вино, старуха разбогатела.

По наиболее популярной версии легенды, молодой учёный Люй Дун-бинь на постоялом дворе встретился с даосом, который велит хозяйке сварить кашу из проса и в ожидании заказанной еды заводит с Люем разговор о тщете мирских желаний. Люй не соглашается. Он засыпает и видит во сне свою будущую жизнь, полную взлётов и разочарований, страшных сцен и несчастий. Когда ему грозит смерть, он просыпается и видит себя на том же дворе, хозяйка варит кашу, а даос ждёт еду. Прозревший Люй становится даосским отшельником. В этой легенде использован сюжет, сложившийся ещё в Танскую эпоху и известный в 8 в. по новелле Шэнь Цзи-цзи «Записки о случившемся в изголовье», где фамилию Люй носит даос.

Впоследствии этот сюжет применительно к Люй Дун-биню разрабатывался китайскими драматургами: Ма Чжи-юанем (13 в.). Су Хань-ином (16 в.) и др. Поздняя анонимная пьеса «Сновидение Дун-биня» обычно разыгрывалась в храмах в день рождения одного из верховных даосских божеств Дун-ван-гуна. Известно немало рассказов о появлении Люя среди людей, о чём обычно узнают из оставленных им стихов, которых Люю приписывалось немало.

В народных верованиях Люй — святой подвижник, познавший в мирской жизни страдания и решивший служить людям в качестве заклинателя демонов, преследующих беспомощный народ. На лубках он изображается обычно с мечом, разрубающим нечисть, и мухогонкой — атрибутом беспечного бессмертного, рядом с ним его ученик Лю («ива»), из остроконечной головы которого растёт ветка ивы (по преданию, это дух старой ивы — оборотня, которого Люй обратил в свою веру). Иногда Люй изображается и с мальчиком на руках — пожелание иметь многочисленных сыновей, в этом качестве святого — чадоподателя Люя чтили китайские учёные. Люю приписывалась способность указывать путь к излечению или спасению. В легендах о Люе заметно буддийское влияние, в частности в истории о чудесном сне. Существуют буддийские толкования его искусства владения мечом как «отрубающим» все страсти и земные стремления. В позднем даосизме Люй стал почитаться как патриарх некоторых даосских школ.

Чжунли Цюань Zhong Liquan

Чжунли Цюань (по другой версии, Хань Чжунли, т. е. Ханьский Чжунли, второе имя Юнь-фан — «облачный дом») происходил будто бы из-под Сяньяна в провинции Шэньси.

Предания о Чжунли сложились, видимо, к 10 в., хотя рассказывается, что он сам относил своё рождение к эпохе Хань (во 2-3 вв. н. э.). Согласно первым упоминаниям о нём (в «Сюань-хэ шу пу» — «Перечне каллиграфических надписей годов Сюань-хэ»), он — блестящий каллиграф эпохи Тан, у него высокий рост, курчавая борода (по другим источникам, спадавшая ниже пупа), густые волосы на висках, непокрытая голова с двумя пучками волос, татуированное тело, босые ноги. По поздним преданиям, Чжунли был послан ханьским императором во главе войска против тибетских племён. Когда его воины вот-вот должны были победить, пролетавший над полем брани бессмертный (по некоторым вариантам, Ли Те-гуай) решил наставить его на путь (дао), подсказал неприятелю, как одержать победу над Чжунли. Войско Чжунли было разбито, а сам он бежал в пустынные земли.

В отчаянии он обратился за советом к повстречавшемуся монаху, и тот отвёл его к Владыке Востока, покровителю всех бессмертных мужского пола, который посоветовал Чжунли отказаться от помыслов о карьере и отдать все силы постижению дао. Чжунли занялся алхимией и научился превращать медь и олово в золото и серебро, их он раздавал беднякам в голодные годы.

Однажды перед ним раскололась каменная стена, и он увидел нефритовую шкатулку — в ней оказались наставления о том, как стать бессмертным. Он внял им, и к нему спустился журавль, сев на которого Чжунли улетел в страну бессмертных. Чжунли изображается обычно с веером, способным оживлять мёртвых.

Чжунли был канонизирован при монгольской династии Юань, в 13-14 вв., что было связано с его почитанием в качестве одного из патриархов некоторых популярных даосских школ.

Цао Го-цзю Cao Guojiu

Бессмертный Цао Го-цзю, согласно «Запискам о чудесном проникновении бессмертного государя Чуньяна» («Чуньян дицзюнь шэньсянь мяотун цзи» Мяо Шань-ши, примерно нач. 14 в.), был сыном первого министра Цао Бяо при сунском государе Жэнь-цзуне (правил в 1022-1063) и младшим братом императрицы Цао (Го-цзю не имя, а титул для братьев государыни, букв. «дядюшка государства»).

Цао Го-цзю, презиравший богатство и знатность и мечтавший лишь о «чистой пустоте» даосского учения, однажды попрощался с императором и императрицей и отправился бродить по свету. Государь подарил ему золотую пластину с надписью: «Го-цзю повсюду может проезжать, как сам государь». Когда он переправлялся через Хуанхэ, перевозчик потребовал с него деньги. Он предложил вместо платы пластину, и спутники, прочитав надпись, стали кричать ему здравицу, а перевозчик обмер от испуга. Сидевший в лодке даос в рубище закричал на него: «Коль ушёл в монахи, чего являешь своё могущество и пугаешь людей?».

Цао склонился в поклоне и сказал: «Как смеет Ваш ученик являть свое могущество!» — «А бросить золотую пластину в реку?» — спросил даос. Цао тут же швырнул пластину в стремнину. Все изумились, а даос (это был Люй Дун-бинь) пригласил его с собой.

По более поздней версии, Цао пережил тяжёлую трагедию из-за беспутства своего брата, желавшего овладеть красавицей-женой одного учёного, которого он убил. По совету Цао брат бросил в колодец красавицу, но её спасает старец — дух одной из звёзд. Когда женщина просит защиты у Цао, тот велит избить её проволочной плетью. Несчастная добирается до неподкупного судьи Бао, который приговаривает Цао к пожизненному заключению, а его брата казнит. Государь объявляет амнистию, Цао Го-цзю освобождают, он раскаивается, надевает даосское платье и уходит в горы. Через несколько лет он встречает Чжунли и Люя, и они причисляют его к сонму бессмертных. Цао Го-цзю изображается обычно с пайбань (кастаньетами) в руках и считается одним из покровителей актёров.

Цао был присоединён к группе восьми бессмертных позже остальных.

Ли Те-гуай Li Tieguai

Ли Те-гуай (Ли «железная клюка», иногда Те-гуай Ли) — его образ сложился, видимо, к 13 в. на основе преданий о различных бессмертных — хромцах.

Ли обычно изображается высоким человеком с тёмным лицом, большими глазами, курчавой бородой и курчавыми волосами, схваченными железным обручем. Он хром и ходит с железным посохом. Его постоянные атрибуты — тыква-горлянка, висящая на спине, в которой он носит чудесные снадобья, и железная клюка. В драме Юэ Бочуаня (13-14 вв.) «Люй Дун-бинь обращает в бессмертные Ли-Юэ с железной клюкой» бессмертный Люй Дун-бинь возродил некоего чиновника, умершего от страха перед сановником, в облике мясника Ли (отсюда и новая фамилия), а затем сделал бессмертным.

По другой версии, отражённой в романе «Путешествие на Восток» (16-17 вв.), даос Ли Сюань, познав тайны дао, оставил своё тело на попечение ученика, а свою душу направил в горы, предупредив, что вернётся через семь дней, в противном случае он велел ученику сжечь тело. Через шесть дней ученик узнал о болезни матери, сжёг тело учителя и поспешил домой. Вернувшейся душе Ли Сюаня ничего не оставалось, как войти в тело умершего хромого нищего.

Впоследствии он явился в дом ученика, оживил его мать, а через 200 лет взял и ученика на небо.

По другой версии, зафиксированной в сочинении филолога Ван Ши-чжэня (1526-90), Ли жил будто бы в VIII веке. Он 40 лет постигал дао в горах Чжуннаньшань, а потом, оставив в хижине тело, отправился странствовать. Тело растерзал тигр, а вернувшаяся душа вселилась в плоть умершего хромого нищего. Существуют рассказы о том, как Ли переплывал реку на листке бамбука и продавал на базаре чудотворные снадобья, излечивавшие от всех болезней. Ли почитали как покровителя магов, его изображения служили знаком аптекарских лавок.

Хэ Сянь-гу He Xiangu

К числу Восьми бессмертных принадлежит и женщина Хэ Сянь-гу (буквально «бессмертная дева Хэ»).

Существует много местных преданий о девицах, носивших фамилию Хэ, которые слились, видимо, впоследствии в единый образ. В «Записках у Восточной террасы» Вэй Тая (11 в.) рассказывается о девице Хэ из Юнчжоу, которой в детстве дали отведать персика (или финика), после чего она никогда не чувствовала голода. Она умела предсказывать судьбу. Местные жители почитали её как святую и называли Хэ Сянь-гу.

По «Второму сборнику зерцала постижения дао светлыми бессмертными всех эпох» Чжао Дао-и (13-14 вв.), Хэ была дочерью некоего Хэ Тая из уезда Цзэнчэн близ Гуанчжоу. Во времена танской императрицы У Цзэ-тянь (правила в 684-704) она жила у Слюдяного ручья.

Когда ей было 14-15 лет, во сне ей явился святой и научил питаться слюдяной мукой, чтобы сделаться лёгкой и не умереть. Она поклялась не выходить замуж. Впоследствии она средь бела дня вознеслась на небеса, но и потом не раз появлялась на земле. Считается, что святым, наставившим её на путь бессмертия, был Люй Дун-бинь. Однако первоначально в сер. 11 в., когда предания о Хэ получили широкое распространение, они не были связаны с легендами о Люе. По ранним версиям, Люй помогал другой девице — Чжао, впоследствии её образ слился с образом Хэ.

К концу 16 в. уже было, видимо, распространено представление о Хэ Сянь-гу как о богине, сметающей цветы подле Небесных врат (по преданию, у ворот Пэнлай росло персиковое дерево, которое цвело раз в 300 лет, и тогда ветер засыпал лепестками проход через Небесные врата) и связанной с Люем. Именно по его просьбе Небесный государь включил Хэ в группу бессмертных, а Люй, спустившись на землю, наставил на путь истинный другого человека, который и заменил её у Небесных врат. Эта функция Хэ Сянь-гу отразилась косвенно и на изображениях. Её атрибут — цветок белого лотоса (символ чистоты) на длинном стебле, изогнутом подобно священному жезлу жуй (жезлу исполнения желаний), иногда в руках или за спиной корзина с цветами, в отдельных случаях происходит как бы совмещение чашечки цветка лотоса и корзины с цветами. По другим версиям, её атрибут — бамбуковый черпак, поскольку у неё была злая мачеха, заставлявшая девочку трудиться на кухне целыми днями. Хэ проявляла исключительное терпение, чем тронула Люя, и тот помог ей вознестись на небеса. В спешке она захватила с собой черпак, поэтому иногда Хэ почитают как покровительницу домашнего хозяйства.

Хань Сян-цзы Han Xiangzi

К эпохе Сун относятся и первые записи о Хань Сяне. В основе образа Хань Сян-цзы — реальная личность, племянник знаменитого мыслителя и литератора Танской эпохи Хань Юя (768-824), являвший полную противоположность своему дяде, конфуцианцу-рационалисту, не верившему ни в буддийские, ни в даосские чудеса.

Все основные легенды о Хань Сян-цзы и посвящены показу превосходства даосов над конфуцианцами. По одной из них, когда Хань Юй во время засухи безуспешно пытался вызвать по повелению государя дождь, Хань Сян-цзы, приняв облик даоса, вызвал дождь и снег, специально оставив усадьбу дяди без осадков.

В другой раз на пиру у дяди Хань Сян наполнял таз землёй и вырастил на глазах у гостей два прекрасных цветка, среди которых проступали золотые иероглифы, образующие двустишье: «Облака на хребте Циньлин преградили путь, где же дом и семья? Снег замёл проход Ланьгуань, конь не идёт вперёд».

Смысл этих строк Хань Юй понял позже, когда за выступление против буддизма был отправлен в ссылку на юг. Добравшись до хребта Циньлин, он попал в пургу, а явившийся в облике даоса Хань Сян-цзы напомнил ему о пророческих стихах и всю ночь рассказывал о даосских

На прощание Хань Сян подарил дяде фляжку из тыквы-горлянки с пилюлями от малярии и исчез навсегда. Встреча в горах Циньлин стала популярной темой картин уже у сунских живописцев. Хань Сян-цзы изображался с флейтой в руках. Легенды о Хане зафиксированы также у среднеазиатских дунган (Хан Щёнзы), где он выступает как маг и чародей.

Чжан Го-лао Zhang Golao

Чжан Го-лао (лао, «почтенный»), один из Восьми бессмертных, видимо, есть обожествлённый даосами герой, живший в эпоху Тан при императоре Сюань-цзуне ( VIII век.).

Его жизнеописание имеется в официальных историях династии Тан. Наиболее ранняя запись о нём у Чжэн Чу-хуэя (9 в.), где он описан как даос-маг. Чжан ездил на белом осле, способном пробежать в день 10 тысяч ли. Остановившись на отдых, Чжан складывал его, словно бумажного. Когда надо было ехать снова, он брызгал на осла водой и тот оживал. Согласно наиболее ранней из легенд, связанных с жизнью Чжана при дворе Сюань-цзуна, Чжан таким же образом оживил мага Шэ Фа-шана, который раскрыл императору тайну о том, что Чжан есть дух — оборотень белой летучей мыши, появившейся в период сотворения мира из хаоса (по другим легендам, Чжан будто бы родился при мифическом первопредке Фу-си или при легендарном государе Яо), и, поведав это, тотчас же испустил дух.

Чжану приписывалась способность предугадывать будущее и сообщать о событиях далёкого прошлого. Чжан Го-лао изображается обычно в виде старца-даоса сбамбуковой трещоткой в руках, нередко сидящим на осле лицом к хвосту.

Лубки с его изображениями (Чжан подносит сына) часто вешали в комнате новобрачных. По-видимому, здесь произошла контаминация его образов Чжана и Чжан-сяня, приносящего сыновей. У народа мяо (Западной Хунани) Чжан Го-лао превратился в мифического героя, поразившего железными стрелами из железного лука 11 из 12 светивших одновременно солнц и лун, а также пытавшегося срубить растущее на луне дерево, заслоняющее её свет. Он уснул под деревом и оказался навсегда погребённым в его стволе.

В этих мифах Чжан как бы заместил одновременно двух героев китайской мифологии: У Гана и стрелка И.

Лань Цай-хэ Lan Caihe

В даосской литературе первым из Восьми бессмертных упоминается Лань Цай-хэ. В «Продолжении житий бессмертных» Шэнь Фэня (10в.) Лань описывается как своеобразный юродивый.

Он носит рваное синее платье (Лань означает «синий») с поясом шириной более трёх вершков с шестью бляхами чёрного дерева, на одной ноге сапог, другая — босая. В руках у него были бамбуковые дощечки (род кастаньет). Летом утепляет халат ватой, зимой валяется на снегу. Он бродит по городским базарам, распевая песни, которых он знает множество, и прося на пропитание. Деньги, которые ему давали люди, Лань нанизывал на длинный шнур и тащил его за собой.

Временами он терял монеты, раздавал их встречным беднякам или пропивал в винных лавках. Однажды, когда он пел и плясал подле озера Хаолян и пил вино в тамошней винной лавке, в облаках показался журавль и послышались звуки тростниковой свирели и флейты. В тот же миг Лань поднялся на облако и, сбросив вниз свой сапог, платье, пояс и кастаньеты, исчез.

В некоторых средневековых текстах Ланя отождествляют с сановником Чэнь Тао, будто бы ставшим бессмертным, и с отшельником Ю в. Сюй Цзянем, но в юаньской драме «Ханьский Чжунли уводит Лань Цай-хэ от мира» — Лань Цай-хэ — сценическое имя актёра Сюй Цзяня.

Предполагают, что его имя происходит от аналогично звучащего припева в некоторых песнях 10-13 вв.

Изображения Ланя появились также в 10-13 вв. Впоследствии при сложении цикла рассказов о В. б. появились сюжеты о встрече Ланя с другими персонажами группы. При этом он утрачивает свои первоначальные атрибуты — кастаньеты-пайбань и флейту, благодаря которым он в ранний период почитался, видимо, как покровитель музыкантов: кастаньеты переходят к Цао Го-цзю, флейта — к Хань Сян-цзы, а сам Лань изображается с корзиной (Лань означает также и корзину); её содержимое — хризантемы, ветки бамбука — ассоциировалось с бессмертием, а Ланя стали почитать как покровителя садоводства.

В фольклоре вечно юный Лань превращается в фею цветов, хотя нередко сохраняет и мужское обличье.

Итак, восемь бессмертных — Люй Дун-бинь, Чжунли Цюань, Ли Те-гуай, Цао Го-цзю, Чжан Го-лао, Лань Цай-хэ, Хань Сян-цзы и Хэ Сянь-гу — это легендарные личности, достигшие бессмертия, благодаря своему непревзойдённому искусству и подвижничеству.

Каждый из них владеет различными сверхъестественными способностями и совершенствами.

Образ восьми бессмертных очень популярен в искусстве Китая

Первые сказания о восьми бессмертных начали появляться в самом начале нашей эры, однако канонизации эта группа подверглась лишь к одиннадцатым-двенадцатым векам. В первое время главенствующим персонажем являлся Ли Те-гуай, чуть позже — Люй Дун-бинь.

Помимо преданий о каждом из бессмертных, сохранились также повествования об их деятельности — как группы. Речь идет о путешествии за море, посещении Си-ванму и прочие предания. К 16-му веку все эти легенды были составлены в единый блок.

В дальнейшем писатель У. Юньтаем включил этот цикл в свой роман «Путешествие восьми бессмертных на Восток».

Роман повествует о приглашении восьми бессмертных к Владычице Запада и бессмертия — Си-ванму , для которой группа приготовила свиток с дарственной надписью, которая была сделана самим Лао-цзы.

По окончанию празднества у правительницы Си-ванму они пересекли Восточное море, чтобы встретиться с Дун-ван-гуну.

В этом путешествии каждый из восьми бессмертных представил свои чудесные возможности: Ли Те-гуай рассекал воду на металлическом посохе. Чжунли Цюань – поплыл на веере, Чжан Го-лао — на осле из бумаги, Хань Сян-цзы — сидя в плетенке с цветами, Люй Дун-бинь «оседлал» бамбуковую ручку, Цао Го-цзю – воспользовался кастаньетами, Хэ Сянь-гу — сплющенной корзиной из бамбука, а Лань Цай-хэ решил применить нефритовую пластину, покрытую россыпью камней, которые излучали свет.

Однако это сияние привело к тому, что, понравившись сыну Лун-вана, пластина была отнята у Ланя. Самого бессмертный был посажен в подводный дворец. Луй Дун-бинь бросился на помощь другу, умудрившись поджечь море. Царь драконов высвободил Ланя, однако пластину он оставил у себя.

Бессмертные решают пойти до конца и в решающем сражении убивают обоих сыновей владыки. Пытаясь отомстить, Лун-ван терпит поражение. Разгоряченные восемь бессмертных продолжают жечь море и, скидывая на дворец Лун-вана гору. И быть беде, если б только в это буйство не вмешался Юй-ди.

Устанавливается мир и покой на земле и в воде.

Каждый из Восьми Бессмертных охраняет одно из восьми направлений, поэтому их присутствие в доме обеспечивает многосторонний благоприятный Фэн Шуй. Если они рядом с вами, бояться нечего. Они приносят долголетие, добрую удачу, хороших потомков, богатство, хорошее имя и признание. Они также вызывают сочувствие и великодушие души. Они, действительно, святые, поэтому они отстаивают все положительное, чистое и дающее силы.

Благоприятный сектор: Восток, Северо-Запад, Северо-Восток

Где повесить: Вход, Прихожая, Кабинет

Последовательность пьяных бессмертных появилась благодаря историческому персонажу Люй Дунбину (Lu Dongbin) (настоящее имя Lui Yan (Lü Yán)). Он родился в провинции Хунань, в уезде Чжинчао, во времена династии Тан. Люй Дунбин обучался в различных даосских школах, но основной школой, к которой его приписывают, является Школа Высшей чистоты (Шанцин).

Основной практикой, которой занимался великий мастер, было искусство питания. Питанием в даосской алхимии является жидкость. Ей необходимо питать дыхание, питать сознание и питать энергию. Это также называется «удерживать целое». Когда целое проявляется, дух успокаивается и сосредотачивается, тогда начинается взращивание духовной мощи.

Только после этого можно говорить о получении киновари и создании пилюли.
Спокойный дух изменяет природу воды тела, она становится более вязкой и способной смешиваться и сплавляться. Она уже не будет стремиться подниматься вверх, а начнет естественно накапливаться внизу. Единственное, что необходимо делать в этой ситуации, это взбалтывать ее.

Здесь мы подходим к одной из версий создания Пьяной алхимии. Прежде чем взбалтывать энергию, ее необходимо очистить, что значит «запитать или напоить дракона». Дух успокаивается, и два начала перестают противопоставляться друг другу. Вода Инь и вода Ян готовы к сублимации. Дверь к трем образующим открыта и их можно начинать смешивать.

Условия смешения имеют явную, ощущаемую природу экстатичности, и это опьяняет адепта при сохранении им чистого и ясного сознания. Именно в этом состоянии рождается великий эликсир вечности, характеризующий новое внутреннее движение, основанное на законах перегонки.

Перегонка — основной процесс изменения энергии в теле — стал основанием для развития многих внутренних практик и, по одной из версий, породил стиль пьяницы.
Ну и самой распространенной версией является история о питании беспредельным вином. Это предание уводит нас к истории о восьми пьяных бессмертных, когда Люй Дунбин осознал значимость этого стиля и создал первые базовые упражнения.

Люй Дунбинь (Lu Dongbin) – самый известный и почитаемый бессмертный даосского пантеона, которого считают реально существовавшей личностью, жившей в эпоху Тан. Он родился четвертого числа четвертого лунного месяца 798 года на территории современной провинции Хунань (Hunan). Рождение Люй Дунбиня было весьма необычным. Когда его мать спала, на ее грудь с неба спустился необычный лебедь. Женщина забеременела и уже через несколько мгновений родила ребенка, который стал невероятно быстро расти. От рождения он имел зооморфные признаки и качества. Говорили, что «глаза у него были от феникса, выразительное лицо от дракона, тело тигра, реакция обезьяны, шея журавля», а также длинные брови, открытый лоб и округлое тело. Рядом с левой бровью у него была черная родинка. Одевался Люй в одежды темного цвета и носил шелковый шарф.

Первоначально его фамилия была Ли, но со временем он официально изменил ее на Люй из-за того, что правительница Уцзетян (Wuzetian) преследовала всех представителей клана Ли – своих политических противников. Во времена, когда он работал в области Техуа (Tehua), в провинции Цзянси (Jiangxi), неподалеку от гор Лушань (Lushan) он встретил бессмертного Хань Чжунли (Han Zhongli), известного мага и алхимика. (По другой версии он встретил этого даоса, направляясь в столичный Сиан в поисках работы.) В то время Люю исполнился двадцать один год. Встреча произошла на постоялом дворе. Пока готовилась еда, Хань Чжунли одолжил для отдыха Люй Дунбиню свою подушку, которую использовал для алхимической работы. Не успел Люй прилечь, как ему приснился сон о том, что он получил работу и жизнь его пошла в гору – у него появились две жены и сильная лошадь, но потом судьба сменила свою благосклонность на немилость, его дальнейшая жизнь оказалась полна разочарований, и он всего лишился. Люй резко проснулся и встретился взглядом с бессмертным Ханем, который смеясь спросил его, почему он вскочил так резко, ведь еда еще не была готова.

Тут надо добавить, что с самого рождения Люй Дунбинь имел все условия для развития бессмертных качеств, и у него всегда была потребность узнать нечто, необъяснимое словами. Почувствовав, что встретил непростого собеседника, Люй завел с ним разговор о смысле жизни, после чего попросился в обучение. Хань Чжунли, видя необычные качества молодого человека, взялся обучать его различным техникам тела, используя при этом принцип фехтования.

Пройдя длительное обучение многочисленным техникам, Люй Дунбинь получил посвящение. Это произошло на горе Хэ после многократных проверок стойкости его намерения. Потом Люй Дунбиня обучили магии, алхимии, секретным формулам секты Шанцин (Shangqing), а также Искусству Соединения Луны и Солнца и приему фехтования Магическим мечом (Tiandun). Суть приема заключалась в отражении бед и в уничтожении грубых энергий, плотских желаний, зла и болезней. Люй стал постигать искусство бессмертия и начал демонстрировать искусство даосизма для привлечения последователей. Однако действия его были направлены только на достойных людей, которые своими поступками обращали на себя его внимание.

Так, к примеру, однажды Люй Дунбинь посетил бывшего правителя уезда по имени Ма Тинлюан (Ma Tingluan), который, устав от мирских забот, отошел от дел и, отправившись к себе домой, открыл ресторан. Бессмертный Люй пришел навестить его в облике оборванного и нищего попрошайки. Собака хозяина, которой не понравился вид незнакомца, укусила его. Хозяин начал извиняться перед пришельцем, усадил его на почетное место за столом и спросил, что бы тот предпочел – вегетарианскую еду или мясо. Люй Дунбинь попросил хозяина приготовить собаку, которая его укусила, и тому ничего не оставалось, кроме как удовлетворить пожелание гостя. Съев собаку, даос замотал её кости в тряпку, повязал шелковой ленточкой и, бросив сверток в пруд возле ресторана, ушёл. Через несколько мгновений желтая собака хозяина с шумом выскочила из воды, держа во рту шёлковую ленточку. Хозяин понял, что его недавний гость был необычным человеком, велел догнать его и вернуть, а собаку отругал за то, что та не видела разницы между плохим и хорошим.

Подобными поступками Люй Дунбинь демонстрировал людям возможную глубину полноценной человеческой жизни, уводя их от мимолетных мирских желаний и тщеславия. Помимо этого он часто оказывал людям реальную помощь, заслужив тем самым народную любовь, признание и уважение. Как-то у некого Гоу Далана (Gou Dalang) мать потеряла зрение после тяжелой болезни. Узнав о достоинствах этого человека, стремящегося делать людям только добро, и о больших усилиях, которые тот приложил, пытаясь вылечить свою мать, Люй Дунбинь пришел и вернул ей зрение.

За умение творить подобные чудеса этого даоса иногда изображают с мухобойкой, которая по поверьям отметает всю нечисть.

Люй Дунбинь не только помогал людям, но и развивал даосское учение, оставив после себя несколько трактатов. Некоторые из них дошли до наших дней и хранятся в горах Хуа Шань. Наиболее известный его труд на сегодняшний день – «Секрет Золотого цветка».

Десять испытаний Люй Дунбиня

1. После одного из своих путешествий Люй Дунбинь возвратился домой и обнаружил, что вся его семья умерла от болезни. Он стойко перенес столь тяжелую превратность судьбы, и сам похоронил их. Несмотря на сложность этого события, он не сломался и продолжил свои занятия.
2. Работая продавцом на рынке, Люй Дунбинь однажды заметил, что один из покупателей недодал ему денег за товар. Он остался невозмутим, понимая, что если он потребует недостающих денег, ситуация может выйди из-под контроля, закончившись скандалом, который нарушит ритм его существования.
3. Однажды, во время празднования китайского Нового Года, он встретил бедняка на улице и подал тому пищи и денег. Вместо благодарности бедняк начал ругаться и проклинать его. В ответ Люй Дунбинь извинился за то, что потревожил его, и, улыбаясь, ушел.
4. Когда Люй Дунбинь пас овец в горах, его сосредоточенность и концентрация помогли ему спасти стадо от нападения волков. Это позволило не только уберечь стадо, но и не стать заложником долга, который ему пришлось бы выплачивать хозяину.
5. Когда Люй Дунбинь занимался даосскими практиками в горах, ему явилась красивая девушка, которая попыталась отвлечь его внимание. Это продолжалось три дня, однако она так и не смогла поколебать дух бессмертного.
6. Однажды вор пробрался в дом Люй Дунбиня и унес его и так небогатые пожитки. Хотя Люй Дунбинь заметил убегающего вора, но в тот момент он практиковал и не захотел прерывать свои занятия. Вернувшись домой, он решил закопать тяжелый семейный сундук, чтобы спасти хотя бы его от воров. Копая, он нашел золото. Бессмертный вытащил золото и раздал его окружающим, а сундук положил на место золота.
7. Однажды Люй Дунбинь купил кусок проволоки для починки забора, но, придя домой, обнаружил, что она золотая. Тогда он вернулся в магазин и поменял свой моток проволоки на медный.
8. Однажды Люй Дунбинь шел по рынку в поисках еды. Вдруг он увидел даоса, который, чтобы его не тревожили покупатели, кричал, что все его лепешки –смертельны. Однако Люй Дунбинь купил одну из них, попробовал и остался весьма доволен.
9. При переправе через реку лодку, в которой находился Люй, настигла буря. В лодке началось смятение, все стали бегать и кричать, некоторые из-за паники упали за борт. Только Люй Дунбинь сидел спокойно, позволяя лодке сохранять равновесие и не давая ей перевернуться.
10. Однажды ночью в дом Люй Дунбиня прилетели привидения и стали его пугать. Одно из них сказало, что Люй Дунбинь был повинен в его гибели в одном из своих прошлых воплощений, и за это он должен расплатиться своей жизнью. Люй Дунбинь не стал с ним спорить, и уже приготовился убить себя, как вдруг раздался громкий хлопок и появился Хань Чжунли, который, улыбаясь, поздравил его с прохождением испытаний и с посвящением в ряды бессмертных.

Характерной чертой Люй Дунбиня после обретения бессмертия стало использование журавля для полетов. Его компаньонами в этих путешествиях стали облака. Другая черта – употребление алкоголя вместо еды. Любимым его занятием было превращение воды в вино.

По этому поводу существует интересная легенда. Однажды, находясь в городе Юсяне (Youxiang), Люй Дунбинь подрабатывал продажей масла, обращая внимание на достойных людей, которым была нужна его помощь. Он всегда отвешивал своим покупателям немного масла бесплатно, в подарок. Одна женщина, которая довольно часто покупала у него масло, была очень скромной и все время отказывалась от бесплатного довеска, поэтому Люй Дунбинь решил вознаградить ее. Он бросил несколько рисинок в колодец возле ее дома и в нем образовалось вино. Обнаружив это, семья женщины быстро разбогатела. Через год Люй Дунбинь опять посетил это место и встретил сына той женщины. На вопрос даоса, как идет торговля, молодой человек ответил, что у их поставщиков уже не хватает зерна для производства вина. Люй Дунбинь понял, что помимо вина из колодца семья начала делать вино искусственным способом. Видя жадность, которая обнаружилась в этой семье, он вынул рисинки из колодца, и вино превратилось обратно в воду.
В заключение повествования о Люй Дунбине приведем стихи, которые посвятил Хань Чжунли Люй Дунбиню во время их первой встречи:

Держа в руке стакан вина,
Сидя или лёжа,
Я не позволю грязи мира
Испортить чудный эликсир стакана моего.

Так мало встретишь ты людей
Средь тех, кто на людей похож,
Средь них такие, как и ты, Люй,
За здравие твоё!

В ответ Люй Дунбинь написал следующее:

Родясь в семье такой, как все,
И не стремясь к тщеславию,
Хотя вокруг всем дело лишь до звания и почитания,
Я лучше буду в чистоте и естестве
На службе у Нефритового императора.

Среди простых людей этот даос был больше известен как Янь Дунбинь (Yan Dongbin), что в переводе означает «гость из каменной пещеры». В народных легендах он упоминается как мастер «бессмертного меча» (jian xian) и мастер «пьяной алхимии» (Shixian).

Легенды о восьми бессмертных получили самое широкое распространение в народных сказаниях, театральных представлениях, а также в изобразительном искусстве Китая.

Чжун Ли-цюань

Глава восьми бессмертных жил во времена династии Чжоу (1122 — 249). Он обладал секретом изготовления эликсира жизни и порошка перевоплощения. Его обычно рисуют толстым человеком с обнаженным животом. Иногда он держит в одной руке персик, а в другой — веер, с помощью которого оживляет души усопших.

Легенда рассказывает, что, когда Чжун Ли-цюань появился на свет, странное сияние озарило комнату. Поэтому ребенку предсказали необыкновенное будущее. Да и наружность его была не совсем обычной: огромная голова, широкий лоб, толстые уши, длинные брови, красный нос, квадратный рот, полные щеки и яркокрасные губы. Руки его при рождении были такими длинными, словно у трехлетнего ребенка. Целых семь дней младенец ничего не ел и не плакал.

…»Только при опускании дракона
возможно обладание Инь и Ян»…

Когда Чжун Ли-цюань вырос, он сделался полководцем и удостоился самых высоких милостей императора. Однажды инородческое племя туфань, жившее на северо-западе, совершило набег на пограничную местность. Пять тысяч китайских воинов под начальством Чжун Ли-цюаня были посланы навстречу неприятелю, Сначала военное счастье благоприятствовало китайцам; но во время генерального сражения, когда успех уже склонялся по обыкновению на сторону Чжун Ли-цюаня, над полем боя про- летел дух другого бессмертного — Ли Те-гуая, сказавший: «Э, да это там, внизу, тот самый Чжун Ли-цюань, которого следовало бы превратить в духа, чтобы он мог возвыситься над миром. К сожалению, он не постиг дао и слишком любит почести и славу. Если он и теперь выйдет победителем в бою, то императорские милости и награды совсем вскружат ему голову; он окончательно погрязнет в тщеславных мирских желаниях, и это навсегда закроет ему путь к дао… Нет, лучше будет, если я придам делу другой оборот: пусть Чжун Ли-цюань потерпит поражение; это заставит его покинуть суету мира. Тогда в уединении он сможет понять , свои заблуждения, вникнет в учение о дао и настолько возвысит свой дух, что будет достоин войти в сонм Бессмертных».

Тотчас же после этих слов Ли Те-гуай превратился в старика, явился к потерявшему веру в победу военачальнику племени туфань и открыл ему способ, с помощью которого он может разбить китайскую армию. Воины туфань с новой энергией бросились, в битву и разбили китайцев наголову. Сам Чжун Ли -цюань, спасая свою жизнь, верхом умчался с поля сражения в пустынные дебри, так как вернуться к императору с позором он не мог.

Будучи н полном отчаянии, Чжун Ли-цюань встретил монаха, к которому и обратился за советом: что ему теперь делать? Монах пригласил его к себе. Долго шли они вместе, пока не достигли жилища Наставника Восточного Китая. Старец хозяин оказал Чжун Ли-цюаню радушное гостеприимство, а затем посоветовал ему отказаться от всех его честолюбивых замыслов. Почувствовав к наставнику глубокую симпатию, Чжун Ли-цюань попросил старца принять ого в ученики и при- общить к тайне жизни. С того дня на высокой Горе трех вершин он постепенно приучался к новой жизни.

В это время в том краю был сильный голод; люди умирали тысячами. Здесь впервые Чжун Ли-цюань применил свои знания на благо людям: обрабатывая медь и олово какой-то волшебной жидкостью, он превращал их в серебро, которое раздавал беднякам. Так он спас множество людей.

Однажды он сидел, глубоко задумавшись. Вдруг каменная стена со страшным грохотом раскололась на две половины, и из расщелины появилась нефритовая шкатулка. Чжун Ли-цюань открыл ее и нашел в ней таинственное наставление о том, как стать бессмертным. Он последовал этому наставлению. Внезапно его комната наполнилась разноцветными облаками, послышалась прелестная музыка, и небесный аист предложил аскету отправиться вместе с ним в страну бессмертия. С этого времени он сделался бессмертным. Веер, с которым его изображают, по даосским верованиям, обладает чудесной способностью возвращать жизнь умершим.

По другой версии, женившись на красивой девушке, Чжун Ли-цюань вернулся в родную деревню, где решил заняться изучением философии. Как-то прогуливаясь, он обратил внимание на молодую женщину в траурном одеянии, которая сидела у могильного холма и веером обмахивала разрыхленную землю. На вопрос Чжун Ли-цюаня, что это означает, женщина ответила так:
покойный муж перед смертью просил ее не выходить вторично замуж до тех пор, пока земля на его могильном холме не высохнет. Теперь, найдя жениха, она хотела бы по возможности быстрее высушить землю на могиле покойного мужа, поэтому и обдувает ее веером.

Чжун Ли-цюань предложил помочь женщине, Взяв у нее веер из рук, он призвал на помощь духов. Могильный холм вскоре стал совершенно сухим, Вдова поблагодарила за помощь и удалилась, оставив свой веер, Когда молодая жена Чжун Ли-цюаня увидела у него веер, она захотела узнать, откуда он его взял. Муж рассказал о встрече на кладбище. Жена страшно возмутилась таким поступком вдовы, обвинив ее в отвратительной безнравственности. Эти слова жены навели Чжун Ли-цюаня на мысль проверить ее чувства.

Прошептав соответствующие заклинания, он притворился мертвым. Вмиг перед мнимой молодой вдовой появился красивый молодой человек,и через несколько дней она согласилась выйти за него замуж. Жених сказал, что для помолвки необходимо какое-то снадобье, которое можно приготовить только из мозга ее покойного мужа. Вдова согласилась, исполнить просьбу своего жениха и открыла гроб. Каков же был ее ужас, когда она обнаружила, что ее бывший муж ожил и в это же самое время жених бесследно исчез. Не в силах перенести позора, женщина покончила собой.

После случившегося Чжун Ли-цюань поджег свой дом, оставив только веер и священную книгу «Дао-дэ-цзин».

Ли Те-гуай

Этот бессмертный обыкновенно изображается хромым нищим, опирающимся на посох. В правой руке он держит тыкву-горлянку, в которой находится снадобье, обладающее таинственной силой — с его помощью можно отделять душу от тела.

Презиравший мирскую суету и все соблазны мира, Ли Те-гуай вел аскетический образ жизни, удалившись в горное ущелье, где нашел пещеру с каменной дверью. Сорок лет он прожил в горах, изучая тайну бессмертия. Сидел на циновке из тростника, часто забывая о пище. Он настолько искусно владел тайной магии на земле, что был приглашен на небо заниматься этим же делом. Туда он явился в образе духа, оставив свое тело на земле на попечении ученика.

Однажды, когда Ли Те-гуай отсутствовал слишком долго, его ученик, решив, что он действительно умер, сжег тело учителя. Через некоторое время Ли Те-гуай, вернувшись с гор Долголетия на землю, не обнаружил своего тела. Он стал искать труп недавно скончавшегося человека, в которого смог бы перевоплотиться, но найти труп здорового человека не смог, поэтому пришлось ему перевоплотиться в хромого нищего.

Ли Те-гуай часто появлялся на земле. Иногда он принимал вид старика, продающего лекарственные снадобья. В жилище он не нуждался: вешал на стену сумку, ночью впрыгивал в нее, а на другой день утром вылезал оттуда.

Существовала и такая легенда. Считая некоего Чаоду достойным великой чести, Ли Те-гуай хотел сделать его бессмертным и приказал ему следовать за собой в горящую печь. Чаоду принял Ли Те-гуая за обыкновенного нищего и, несмотря на все его доводы, отказался пойти за ним. Тогда Ли Те-гуай бросил в реку листок бамбука и предложил ему отправиться на тот берег на этой «лодке». Чаоду вновь испугался. Тогда Ли Те-гуай сказал: «Ты слишком заботишься о земном и не сможешь сделаться бессмертным», Сам же вскочил на бамбуковый листок и переплыл реку.

Ли Те-гуай считается покровителем магов, волшебников, чародеев.

Лань Цай-хэ

Это был юродивый. Летом од ходил в ватном халате, а зимой легко одетый часто валялся на снегу. Платье его, подпоясанное черным поясом, представляло собой настоящее рубище. На одну ногу был надет сапог, другая — была босая. Распевая песни, которые тут же импровизировал, он бродил по рынкам и просил милостыню. Когда ему бросали монеты, он раздавал их или, нанизав на веревочку, таскал за собой по земле и,когда они рассыпались, даже не оглядывался.

Лань Цай-хэ был пьяницей. Однажды, сидя в кабачке и забавляя присутствующих, он вдруг услышал. пение святых даосов. В тот же миг он бесшумно поднялся в небо — его подхватило облако. Лань Цай-хэ сбросил вниз сапог, халат, пояс. Облако взвилось ввысь, становясь все меньше и меньше, и с тех пор никто уже на земле не слыхал про Лань Цай-хэ.

Этот бессмертный считается покровителем музыкантов и изображается с флейтой и руках.

Люй Дун-бинь

Предание говорит, что мать почувствовала его зачатие в тот момент, когда ее комната наполнилась нежным, тонким ароматом, раздалась небесная музыка и белый аист спустился с неба на кровать и внезапно исчез. Младенец родился с шеей аиста, спиной обезьяны, туловищем тигра и щеками дракона. Глаза его напоминали глаза птицы феникс, брови были густые, плечи широкие, нос слегка горбатый, кожа бледно-желтого цвета, около левой брови виднелась черная родинка.

С самого детства он был развит не по летам и мог ежедневно запоминать по десяти тысяч слов; без всякой подготовки он овладел литературной речью.

Сначала Люй Дун-бинь сделал карьеру на поприще науки, Он был удостоен ученой степени цзиньши и служил в управлении области Техуа (в нынешней провинции Цзянси). Там в горах он встретил бессмертного Чжун Лицюаня и стал под его руководством изучать тайны магии, научился готовить эликсир и узнал способ делать золото. Он также в совершенстве изучил фехтование и искусство становиться невидимым. Чжун Ли-цюань посвятил его в тайны учения о дао, и в 50-летнем возрасте он сделался бессмертным.
…Когда сердце в покое, это и называется «Истинная Земля»…

Пройдя с честью все испытания, Люй Дун-бинь овладел искусством магии и получил меч «чудесного могущества» (его часто изображают с мечом за спиной). Целых четыреста лет он странствовал с этим мечом по земле, избавляя людей от горя и зла, убивая драконов и тигров.

Когда-то он поклялся Чжун Ли-цюаню, что будет всеми силами направлять своих товарищей к познанию дао. Однажды Люй Дун-бинь пришел в местечко Юэян под видом торговца маслом. Он хотел сделать бессмертными всех тех, кто не станет домогаться выгоды при покупке масла. Целый год он продавал масло, встречая только жадных и недобросовестных покупателей; лишь одна женщина оказалась честной и не требовала больше, чем ей следовало. Люй Дун-бинь пошел к ее дому и бросил в колодец посреди двора несколько зерен риса. Вода тотчас превратилась в вино, и старая женщина, торгуя им, выручила много денег.

Затем Люй Дун-бинь убил дракона, причинившего людям бесчисленные беды, и отказался взять за это награду. Вообще он сотворил много чудес, делая добро, но только людям с открытым сердцем.

Хэ Сянь-гу

Еще в раннем детстве она встретила Люй Дун-биня, который, предвидя будущее девочки, подарил ей персик бессмертия. Она съела только половину его и с тех пор почти не нуждалась в земной пище. На рисунках Хэ Сянь-гу изображается необычайно красивой девушкой с цветком лотоса в одной руке, а в другой она держит широкую плетеную корзинку, иногда наполненную цветами.. Хэ Сянь-гу покровительствовала домашнему хозяйству и предсказывала людям судьбу.

По другой версии, превращение девушки в бессмертную произошло так. Ей было четырнадцать лет, когда однажды она увидела во сне духа, который сказал: — Если хочешь достичь бессмертия, прими жемчужный порошок. Проснувшись, она исполнила указание, и вдруг тело ее сделалось легким, как бы невесомым, и вечным.

Вскоре к Хэ Сянь-гу пришли бессмертные Ли Те-гуай и Лань Цай-хэ и посвятили ее в тайны дао и бессмертия. С этого времени она проводила все дни в одиночестве, странствуя по горам и, едва касаясь земли ногами, с необычайной легкостью переносилась с одной вершины на другую. Домой она возвращалась только к ночи, принося с собой собранные за день лекарственные и волшебные травы и фрукты для матери.

Хань Сян-цзы

Хань Сян-цзы был племянником знаменитого Хань Юя, ученого и министра, жившего с 768 по 824 г. при императорах танской династии. Несмотря на свои глубочайшие познания, дядя обладал характером беспечным и легкомысленным и блестящую карьеру считал единственной целью жизни каждого человека. Племянник был ему прямой противоположностью: он не обращал никакого внимания на все соблазны, привлекающие молодежь, с жаром предавался постижению мистики и отвлеченных наук. Дядя доказывал ему необходимость изучения классических книг, для того чтобы он смог сдать государственные экзамены и подняться по служебной лестнице. Но юноша думал иначе. Они не могли столковаться, и племянник оставил дом дяди, решив предаться изучению интересующих его предметов.

Отправившись на поиски учителя, он случайно встретил мудрого Люй Яня. Слушая его наставления, он быстро постигал учение о дао. Однажды они пришли в страну, где в изобилии росли «персики духов». Хань Сян-цзы хотел сорвать несколько плодов и для этого влез на дерево. Вдруг сук под ним подломился, он упал на землю и умер. Но в тот же миг вознесся на небо — уже как бессмертный, без страданий и боли.

Желая приобщить к дао своего дядю, Хань Сян-цзы прибег к помощи волшебства, так как знал, что обычные убеждения на старого человека не подействуют. Случилось в это время, что засуха охватила огромные пространства, и император приказал Хань Юю совершить торжественное всенародное моление Небу о ниспослании дождя. Но сколько Хань Юй ни молился, небо оставалось безоблачным, и министру грозило увольнение со службы и лишение титулов. Хань Сян-цзы воспользовался этим случаем, Приняв образ даосского монаха, он сказал министру, что у него имеется «большой запас дождя и снега». Так как положение Хань Юя было безвыходно, сообщение монаха чрезвычайно его обрадовало; он тотчас послал к даосу чиновника с просьбой вызвать дождь. Монах поднялся на тот самый помост, где недавно министр безрезультатно молился, и произнес магические заклинания. И вдруг дрогнули и заколыхались неподвижно до тех пор висевшие листья деревьев, и горячий воздух пронизала волна холода. На юго-восточной стороне неба показалось быстро растущее облако. Скоро оно охватило все небо; хлынул ливень. Вскоре дождь перешел в снег, который толстым слоем покрыл все вокруг. Этот случай поколебал недоверие Хань Юя к знаниям даосов, но все еще не привел его на правильный путь.

Прошло еще некоторое время. Хань, Юй праздновал день своего рождения. Множество гостей и родственников веселились и его доме. Пир был в полном разгаре, когда вошел Хань, Сян-цзы в образе монаха, Он также поздравил министра, затем стал декламировать импровизирован- ные стихи, в которых говорилось о цветах, мгновенно расцветающих.
— Ну что вы пустяки говорите,- воскликнул хозяин, — разве может цветок наперекор законам природы в один миг распуститься?

Тогда Хань Сян-цзы взял сосуд, наполнил его землей и накрыл тазом. Через несколько минут даос слегка приподнял таз, и все увидели, как из земли показался росток; он быстро увеличивался и скоро превратился в пышное растение с двумя бутонами, которые распустились в два роскошных цветка…

Хань Сян-цзы изображается часто с корзиной цветов или фруктов в руках и считается покровителем садовников.

Чжан Го-лао

Из всех восьми бессмертных Чжан Го-лао самый старый по годам и самый благоразумный. За это его и прозвали лао — «старый», «почтенный», «уважаемый». Жил он отшельником в горах и всю жизнь скитался.

Чжан Го-лао всегда ездил на белом муле лицом к хвосту, проезжая за день по нескольку десятков тысяч ли. Когда бессмертный останавливался где-либо, он складывал мула, как будто тот был вырезан из бумаги, и клал его в сосуд из бамбука. А когда нужно было ехать дальше , брызгал на сложенную фигурку водою изо рта, и мул снова оживал.

Чжан Го -лао покровительствовал супружескому счастью и рождению детей. На популярном в народе рисунке он изображен сидящим на муле и подносящим младенца только что повенчанной паре. Чжан Го-лао считают также покровителем изящных искусств. Он часто изображается с бамбуковым сосудом для кистей.

Цао Го-цзю

Существует несколько легенд о том, почему этот человек изменил свой прежний, земной образ жизни и стал бессмертным.

Однажды, говорится в одной из легенд, семь гениев, достигших бессмертия, пировали в небесной Стране блаженных. В разгар пира Ли Те-гуай, бывший обыкновенно рас порядителем всех празднеств, сказал:

— Друзья, нас здесь семеро. Мы занимаем семь из восьми гротов в небесных сферах. Если бы еще одного бессмертного прибавить к нам, то наш круг был бы замкнут. Но знаете ли вы кого-либо достойного занять место рядом с нами?
— Если вы подняли этот вопрос,- отвечали ему другие,- то, вероятно, у вас есть кто-нибудь на примете!
— Да, я слышал, что у императрицы Цао,- ответил Ли Те-гуай,- есть младший брат, нравственные качества которого и стремления соответствуют нашим взглядам. Как вы полагаете, не следовало бы принять его в наше общество?

Это предложение было одобрено всеми. Чжун Ли-цюань взялся испытать, насколько искренне брат императрицы (его звали Цао Го-цзю) стремится к постижению дао. Если испытание пройдет успешно, то Чжун Ли-цюань превратит его в бессмертного. Был у Цао Го-цзю младший брат, Цао-эр, который творил всякие мерзости и вел распутный образ жизни.

Все это в высшей степени оскорбляло Цао Го-цзю, который представлял прямую противоположность своему брату. Все усилия Цао Го-цзю исправить Цао-эра были напрасны — он только восстановил брата против себя.
— Законы природы, — пробовал Цао Го-цзю убедить юношу,- созданы так, что люди, творящие добро, будут благоденствовать, а поступающие дурно — погибнут, Мне стыдно за тебя; более того, я в ужасе предвижу твою судьбу.
Сам Цао Го-цзю с тех пор стал раздавать деньги нищим, расстался с семьей и друзьями, оделся в даосское платье и зажил отшельником в горах.

Однажды его посетили два таких же, как и он, отшельника. Это были бессмертные Чжун Ли-цюань и Люй Дун-бинь. Они спросили, что он делает в одиночестве.

— Единственная цель моего пребывания здесь,- ответил Цао Го-цзю, — это воспитать в себе дао.
— Где же находится дао? — спросили его.
— Дао — там,- Цао Го-цзю указал на небо.
— А где же небо? — спросили бессмертные. Вместо ответа Цао Го-цзю указал на свое сердце.

Чжун Ли-цюань улыбнулся и сказал:

— Сердце есть небо, а небо есть дао. Вы проникли к происхождению вещей!

Тотчас же Цао Го-цзю был превращен в бессмертного.

Цао Го-цзю изображается с большими кастаньетами в руках и считается покровителем актеров.

Источник

Храм Восьми Бессмертных. Baxian An, Eight Immortals, Xi`an, China
5.00(1 vote)
Понравилось?
Alex

Опубликовано Alex

Самое дорогое у человека - это жизнь. Скорее всего она дается мне один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, я смог сказать: жизнь удалась ...

Похожие статьи

Комментариев(0)

Оставить комментарий

 

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте